Мир красных цветов
Добро пожаловать!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мир красных цветов > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 20 ноября 2018 г.
.с широкой улыбкой. альфaрий 12:21:39
Как правильно читать критические статьи?

РУГАТЕЛЬНЫЕ РЕЦЕНЗИИ.

Написано: Автор не разбирается в истории средневековья/физик­е/биологии
Следует читать: Автор использует такие области этих наук, о которых рецензент слышит впервые

Написано: Тяжелый, практически нечитабельный язык
Следует читать: В книге встречаются слова длиннее трех слогов, фразы длиннее пяти слов и такие знаки препинания, как точка с запятой, тире и скобки

Написано: В тексте полно штампов
Следует читать: тексте встречаются идиомы, пословицы и поговорки

Написано: Психологически недостоверные герои
Следует читать: Взгляды героев отличаются от мировоззрения рецензента

Написано: Отсутствие логики в поведении персонажей
Следует читать: Рецензент в аналогичной ситуации взял бы деньгами

Написано: Роман слишком затянут...
Следует читать: Персонажи не только дерутся, но и разговаривают...

Написано: ...заумен...
Следует читать: ...причем разговаривают не о выпивке и не о бабах...

Написано: ...зануден
Следует читать: ...и даже не пытаются острить!

Написано: Не имеет шансов на широкий успех
Следует читать: На всю книгу — ни одной драки на мечах!

Написано: Неудачное подражание американской фантастике
Следует читать: Действие происходит не в Москве и даже вообще не в России

Написано: Интрига отсутствует
Следует читать: Нет любовной линии

Написано: Концовка откровенно разочаровывает
Следует читать: Нет хэппи-энда

Написано: Стоило бы поучиться у...
Следует читать: А солистам Большого Театра — у Филиппа Киркорова

ХВАЛЕБНЫЕ РЕЦЕНЗИИ.

Написано: Многообещающий автор
Следует читать: Автор много пообещал рецензенту за хвалебный отзыв

Написано: Широкая популярность автора...
Следует читать: Среди двенадцатилетних троечников

Написано: Заставляет вспомнить лучшие образцы жанра
Следует читать: Две трети книги автор сдул у Толкина, треть у Желязны

Написано: Не уступает знаменитому роману...
Следует читать: По объему

Написано: Острый, динамичный сюжет
Следует читать: 70% произведения представляют собой однотипные описания драк на мечах

Написано: Автор не понаслышке знаком с боевыми искусствами
Следует читать: 70% произведения представляют собой однотипные описания драк на мечах и еще 20% — драк без мечей

Написано: Глубоко проработанный мир
Следует читать: Есть карта

Написано: Неожиданные, порой парадоксальные повороты сюжета
Следует читать: Поведение персонажей напрочь лишено всякой логики

Написано: Автор не поддался модному ныне моральному релятивизму
Следует читать: Все персонажи четко делятся на Абсолютно Хороших Героев и Абсолютно Плохих Злодеев

Написано: Автор не боится поднимать серьезные этические проблемы
Следует читать: Перед главным героем встает выбор: спасти мир или взять деньгами. В итоге он спасает мир, а деньги достаются ему просто так

Написано: Раскрыт внутренний мир героев
Следует читать: Есть любовная линия

Написано: Глубоко раскрыт непростой внутренний мир героев
Следует читать: Есть любовная линия. Один из героев окажется предателем. Один из злодеев перевоспитается

Написано: Естественно звучащие диалоги
Следует читать: Герои матерятся

Написано: Книга написана простым, живым языком
Следует читать: Автор матерится

Написано: Роман щедро сдобрен искрометным юмором
Следует читать: Герои не могут говорить нормально и на каждом шагу пытаются острить. Получается у них плохо

Написано: Открытая концовка, оставляющая простор для размышлений
Следует читать: Автор сам запутался в своем тексте и не смог придумать, чем его закончить

Написано: Первая книга сериала
Следует читать: Остальные будут еще хуже

Написано: Уже не первая книга сериала Вы ничего не слышали о предыдущих?
Следует читать: Неудивительно

Написано: Хочется пожелать дальнейших творческих успехов...
Следует читать: В какой-нибудь другой области

(с) Юрий Нестеренко.


Категории: Тихо спиздил и ушел - называется нашел
Позавчера — понедельник, 19 ноября 2018 г.
..... огнесручий какаду 13:35:56
УРОДЫ ДОСТОЙНЫЕ СРАНОЙ РАШКИ!!!!!!!!!!!!!!­!!С ТАКИМ ОТНОШЕНИЕМ К ЛЮДЯМ МЫ ИЗ ЖОПЫ НЕ ВЫЛЕЗЕМ!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!СРАНАЯ РАШКА В СРАНОМ ГОВНЕ И МЫ БЛЯТЬ В ГОВНЕ В ЭТОМ ХРЮКАЕМ БЛЯТЬ СИДИМ!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!ЗООШЫЗА ТАКЖЕ К ЛЮДЯМ ОТНОСИТСЯ КСТАТИ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!ЧАСТО ТАК БЫВАЕТ ЧТО УЁБКИ ГЛУМЯЩИЕСЯ НАД ЧЕЛОВЕКОМ В БЕДЕ И ВЫСИРАЮЩИЕСЯ ПРО САМАДУРАВИНОВАТА, В СОСЕДНИХ ЗАПИСЯХ ВОЮТ И ТРЯСУТСЯ НАД СРАНОЙ БЕЗДОМНОЙ СОБАКОЙ!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!

Категории: Репрессии геноцыд гулаг, Долой зоошызу, Травля
Внутриличностные конфликты Yoryloh 00:31:33
У каждого внутри есть нечто, с чем он борется. Комплексы, страхи и прочее. Сегодня я хочу разобрать две своих проблемы. В моей голове много стереотипных образов, как и у всех. Сколько бы человек не пытался бороться с ними, они его часть, ведь они закладывались в голову много лет до того, как индивид начал думать самостоятельно.

Не могу назвать точный возраст, но, кажется, где-то около 14ти я начала думать самостоятельно, т.е. то, что я делала или говорила до этого, было большей частью основано не на собственных домыслах, а на умозаключениях людей, которых я уважала. Все те, кого я признавала авторитетом, твердили, что в нашем мире нельзя быть слабой. Мне до сих пор тяжело до конца признать себя девочкой и доброй. В стереотипных образах оба пункта подразумевают слабость, а в моём подсознании слабость - это порок и мне крайне тяжело признать себя таковой. А теперь о каждой проблеме отдельно.

Девочки должны быть милыми, нежными, красивыми, слабыми - вот что твердили голоса вокруг: голоса из реклам, фильмов, сказок, в которых девочку всегда должен спасать принц, в которых девочка не способна ничего сделать сама. Голос же в моей голове твердил: я не должна быть такой, я не хочу! Я росла без отца, а моя мама, пожалуй, была как раз той самой девочкой. Мне довольно рано приходилось принимать решения самой, за что сейчас я маме благодарна, хоть тогда было тяжело. В какой-то момент пришла мысль, что именно я должна занять в доме место мужика, ведь такой обязательно должен быть. Позже до меня дошло, что можно быть сильным и ответственным, не являясь мужиком, но в то время был вот такой конфликт во мне и он наложил отпечаток на то, какой я являюсь сейчас. Не буду описывать сейчас в чём это проявляется, слишком обширная тема, но мне действительно страшно где-то на подсознательном уровне, что меня могут не воспринимать в серьёз только из-за того, что у меня нет члена.

Доброта в стереотипном её образе тоже является слабостью. Здесь конфликт состоит в том, что с одной стороны голоса кричат "ты должен быть добрым, ведь это проявление человечности", с другой "нельзя быть добрым, тобой обязательно воспользуются как вещью, ты будешь выглядеть жалким" и каким же быть? Тяжело признать, но мне страшно показаться слабой, высказываясь против войн, агрессии, страшно вынести еды бездомным животным, купить поесть нищему и прочее. Для себя я уже давно решила, что только в доброте лежит ключ к секрету жизни, что всегда проще пройти мимо, ударить, а не прийти к компромиссу, путь же сильного человека никогда не бывает простым, однако в подсознании до сих пор бьётся в панике мысль о том, что я могу показаться кому-то слабой, проявляя доброту.

Казалось бы, зачем заботиться о мнении окружающих, главное то, кем сам себя считаешь, но мы не те, кем хотим быть, мы собирательный образ из мнений всех встречающих нас. Не хочется признавать, но мне важно мнение других на мой счёт. Хотелось бы чтобы то, кем считаю себя я, совпадало с тем, кем меня считают другие. Я борюсь со стереотипами в своей голове и в головах тех, до кого могу достучаться, чтобы соответствовать тому, какой я себя вижу.

Музыка nothing but thieves
Категории: Жизнь, Обо мне, Что делать?
показать предыдущие комментарии (19)
03:06:55 Yoryloh
Эзотерика - это мистика, духовные практики и прочая дичь. Труды Фромма никак не связаны с этим. Фромма можно назвать последователем Фрейда, ибо часто упоминает его теории, соглашаясь с ними или объясняя почему Фрейд был не прав. Потому что я писала о том, что боюсь быть слабой, а ты тут же...
еще...
Эзотерика - это мистика, духовные практики и прочая дичь. Труды Фромма никак не связаны с этим. Фромма можно назвать последователем Фрейда, ибо часто упоминает его теории, соглашаясь с ними или объясняя почему Фрейд был не прав.

Потому что я писала о том, что боюсь быть слабой, а ты тут же говоришь, что я сильная, не зная меня. Это просто предположение, то что твоя похвала является лестью.
03:08:06 Гириварадхари
Нее эзотерка связана с психологией. Есть в ней такое течение
03:10:57 Гириварадхари
Я сказал о силе только основываясь на впечатлении от слов ваших. Это не глубокое описание
03:16:43 Yoryloh
Я знаю, что есть такое течение, маманя моя увлекалась, а мне это никогда не было близко. Хотя я знакома с работами в этой области. Да пусть будет не лесть, мне не важно. Хотя приятно, что наши слова производят такие впечатления =)
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
Всем привет,я новой человек,ну как новый,поношеный Щекастое Чмо 20:27:02
Давайте знакомится?
Может называть меня Сашей
Мне 14
Живу в России
Я была сдесь зарегистрирована,3 года назад и ко мне не очень тепло отнеслись,я надеюсь сейчас вы будете немного добрее,я надеюсь очень
­­

На фото я и не говорите,что мне 5 лет и что предположим могу быть фейком,мне обидно

Настроение: [image-original-none-http://a6.beon.ru/i/temp/128373696/IMG_20181027_103233_.png]
показать предыдущие комментарии (87)
13:00:00 Eyforiya
Какаши сенсей^^
13:00:32 Eyforiya
Сашка, родная, прости за этот бардак..
13:19:23 Щекастое Чмо
Я только прочитала,я вас не прощу) Просо не за что ) Вы ничего не делали)))
15:00:36 Eyforiya
Ахахаха... Спасибо!)))
С кометой Сеpый в сообществе Вечность 14:30:31

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

– Не знаю, для чего я это записываю,– медленно произнес Джордж Такео Пикетт в парящий перед его лицом микрофон.
– Вряд ли кому-то доведется слушать запись. Говорят, комета пронесет нас по соседству с Землей только через два миллиона лет, когда будет снова огибать Солнце.
Просуществует ли человечество так долго? И будет ли комета такой же великолепной, какой увидели ее мы?
Возможно, наши потомки тоже снарядят экспедицию, чтобы взглянуть на нее поближе. И обнаружат ракету…
Даже через столько тысячелетий наш корабль будет в полном порядке. Останется горючее в баках, и воздух в отсеках – ведь продукты кончатся раньше, и мы умрем от голода, а не от удушья. Впрочем, вряд ли мы станем дожидаться этого, проще открыть воздушный шлюз и покончить сразу.
Подробнее…В детстве я читал книгу об арктических исследованиях – «Зимовка во льдах». Ну вот, что-то в этом роде ожидает нас. Мы со всех сторон окружены льдом, огромными ноздреватыми айсбергами, «Челенджер» летит среди роя ледяных глыб, которые очень медленно – сразу и не заметишь – вращаются вокруг друг друга. Но такой зимы не знала ни одна экспедиция на полюсы Земли. Почти все эти два миллиона лет будет держаться температура четыреста пятьдесят градусов ниже нуля по Фаренгейту. Мы. уйдем так далеко от Солнца, что тепла от него будет не больше, чем от звезд. Кто-нибудь пытался морозной зимней ночью греть руки в лучах Сириуса?
Нелепый образ, вдруг пришедший на ум Джорджу Пикетту, окончательно добил его. Перехватило голос, с такой силой нахлынули воспоминания о мерцающих в лунном свете сугробах, о перезвоне рождественских колоколов над краем, от которого его сейчас отделяло пятьдесят миллионов миль.
Внезапно он разрыдался, точно ребенок, не мог совладать с собой, с тоской по всему тому прекрасному на Земле, чего прежде не ценил по-настоящему и что теперь навсегда утрачено.
А как хорошо все началось, сколько было радостного возбуждения, ожиданий! Он помнил – неужели всего полгода прошло? – как впервые вышел из дому посмотреть на комету; незадолго перед тем восемнадцатилетний Джимм Рэндл увидел ее в самодельный телескоп и отправил свою знаменитую телеграмму в обсерваторию Маунт-Стромло. Тогда комета была едва заметным светящимся облачком, которое медленно скользило через созвездие Эридана, южнее экватора. Далеко за Марсом она мчалась к Солнцу по невероятно вытянутой орбите. В прошлый раз комета сияла на небе безлюдной Земли, и некому было любоваться ею; возможно, никого не будет, когда она появится вновь. Человечество в первый (и, быть может, единственный) раз видело комету Рэндла.
Приближаясь к Солнцу, она росла, выбрасывала струи и языки, самый маленький из которых был во сто крат больше Земли. Когда комета пересекла орбиту Марса, хвост ее – этакий исполинский вымпел, развеваемый космическим бризом,– протянулся уже на сорок миллионов миль. Тут наконец астрономы сообразили, что предстоит, пожалуй, самое великолепное небесное зрелище, какое когда-либо наблюдал человек; комета Галлея, которая являлась в 1986 году, не шла ни в какое сравнение. И организаторы Международного астрофизического десятилетия решили, если удастся вовремя снарядить экспедицию, послать вдогонку комете исследовательский корабль «Челенджер». Ведь может пройти не одно тысячелетие, прежде чем снова представится такой случай!
Неделю за неделей комета Рэндла в предрассветные часы сияла на небе, затмевая Млечный Путь. Вблизи Солнца она вновь ощутила зной, которого не испытывала с той поры, когда по Земле бродили мамонты. И активность ее росла; словно лучи мощного прожектора, плыли среди звезд струи светящегося газа, изверженные ее ядром. Хвост, теперь уже сто миллионов миль в длину, делился на замысловатые ленты и полосы, очертания которых менялись за одну ночь. И всегда они были устремлены прочь от Солнца, будто гонимые к звездам вечным могучим ветром из сердца солнечной системы.
Когда Джорджа Пикетта назначили на «Челенджер», он долго не мог поверить своему счастью. Конечно, сыграло роль то, что он кандидат наук, холостяк, славится отменным здоровьем, весит меньше ста двадцати фунтов и давно расстался с аппендиксом. Но разве мало других журналистов с такими данными?
Что ж, скоро они перестанут завидовать…
Грузоподъемность «Челенджера» была маловата, экспедиция не могла взять с собой только репортера, и Пикетт совмещал журналистские обязанности с научными. На деле это означало, что он вел вахтенный журнал во время дежурства, был секретарем начальника экспедиции, следил за расходом припасов и материалов, занимался учетом. Снова и снова думал он, как это кстати, что в космосе, в мире невесомости человеку достаточно трех часов сна в сутки.
Нужен был немалый такт, чтобы одно дело не шло в ущерб другому. Когда он не был занят бухгалтерией в своем закутке и не проверял наличие в кладовых, можно было побродить с магнитофоном по кораблю. Одного за другим Джордж Пикетт проинтервьюировал каждого из двадцати ученых и инженеров, которые составляли экипаж «Челенджера». Не все записи были переданы на Землю; некоторые интервью оказались перегруженными техническими подробностями, другие чересчур скудными, третьи излишне многословными. Во всяком случае, он побеседовал со всеми, и как будто никто не мог пожаловаться, что его обошли. Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли…
Интересно, что сейчас делается в душе доктора Мартинса? Помнится, астроном был одним из самых твердых Орешков; зато он мог рассказать больше, чем кто-либо другой. Пикетту вдруг захотелось отыскать запись первого интервью Мартинса. Джордж великолепно понимал, что пытается уйти в прошлое, чтобы не думать о настоящем. Ну и что ж? Если это удастся, тем лучше!…
Двадцать миллионов миль отделяли от кометы стремительно летящий корабль, когда Джордж поймал Мартинса в обсерватории и приступил к допросу. Он хорошо помнил это интервью. Вид невесомого микрофона, слегка колеблемого воздушной струей от вентилятора, был до того необычным, что Пикетт никак не мог сосредоточиться. А по голосу ничего не заметно, звучит с профессиональной непринужденностью…
«Доктор Мартинс,– гласил первый вопрос,– из чего состоит комета Рэндла?»
«Состав сложный,– отвечал астроном,– и все время меняется по мере удаления кометы от Солнца. Хвост преимущественно из аммиака, метана, углекислого газа, водяных паров, циана…»
«Циана? Но ведь это ядовитый газ! Что было бы, если б Земля попала в такую струю?»
«Ничего. Несмотря на свой эффектный вид, хвост кометы, по нашим земным понятиям, чуть ли не вакуум. В объеме, равном объему Земли, газа столько же, сколько воздуха в пустой спичечной коробке».
«Но это разреженное вещество образует такое красочное зрелище!»
«Как и любой сильно разреженный газ в электрическом поле. И по той же причине. Солнце бомбардирует хвост кометы частицами, которые несут электрический заряд. И получаются как бы светящиеся космические письмена. Только бы рекламные конторы не додумались использовать это – распишут всю солнечную систему своими объявлениями!»
«Ужасная мысль… Хотя, уверен, найдутся такие, которые назовут это торжеством прикладной науки. Но оставим хвост. Скажите, скоро мы достигнем сердца кометы – или ядра, как вы его, кажется, называете?»
«Догонять в кильватер всегда трудно. Не меньше двух недель нужно, чтобы подойти к ядру. Будем идти внутри хвоста и постепенно изучим всю комету в продольном сечении. До ядра еще двадцать миллионов миль, но мы уже кое-что знаем о нем. Во-первых, оно чрезвычайно мало, меньше пятидесяти миль в поперечнике. И не сплошное; похоже, что ядро – это облако из тысяч роящихся частиц».
«Мы сможем проникнуть внутрь ядра?»
«Заранее трудно сказать. Возможно, безопасности ради мы исследуем его через наши телескопы с расстояния в несколько тысяч миль. Но сам я был бы очень разочарован, если бы мы не вошли внутрь. А вы?»
Пикетт выключил магнитофон. Что ж, все верно. Конечно, Мартинс был бы разочарован, тем более, что опасности как будто нет. Как будто? Комета вообще не приготовила никаких каверз, угроза таилась на борту их собственного корабля…
Одну за другой они пронизывали огромные, невероятно разреженные завесы: хотя комета Рэндла теперь мчалась прочь от Солнца, она все еще выделяла газ. И даже когда корабль подошел к самой плотной части кометы, их практически окружал вакуум. Светящийся туман, который простерся на много миллионов миль, почти беспрепятственно пропускал звездный свет. А прямо по курсу яркое пятнышко ядра, подобно блуждающему огоньку, манило их за собой вперед и вперед.
Электрические возмущения в окружающем веществе возросли настолько, что нарушилась связь с Землей. Сигналы их главного передатчика пробивались с трудом, и последние несколько дней космонавты ограничивались тем, что передавали ключом «ОК». Когда корабль вырвется из кометы и возьмет курс на Землю, связь восстановится, а пока они почти так же обособлены, как землепроходцы в старину, когда радио еще не было. Неудобно, конечно, но ничего страшного. Пикетт был даже рад, больше времени оставалось на канцелярию. Хотя «Челенджер» шел к сердцу кометы – путешествие, о котором до двадцатого столетия не мог мечтать ни один капитан! – кому-то надо было вести учет продовольствия и прочих запасов…
Медленно, осторожно, прощупывая радаром пространство во всех направлениях, «Челенджер» проник в ядро кометы и замер там среди льдов.
Фред Уипл, сотрудник Гарвардской обсерватории, еще в сороковых годах угадал истину. Но даже теперь, когда они все увидели своими глазами, трудно было поверить: маленькое – относительно – ядро кометы оказалось гроздью айсбергов, которые, летя по общей орбите, в то же время кружили, меняясь местами. В отличие от ледяных гор земных океанов они не были ослепительно белыми и состояли не из замерзшей воды. Грязно-серые, ноздреватые, словно подтаявший снег, со множеством «карманов» метана и аммиака, они то и дело, нагретые солнечными лучами, извергали исполинские струи газа. Зрелище великолепное, но поначалу Пикетту некогда было любоваться им.
Зато теперь времени хоть отбавляй…
Джордж Пикетт проверял наличные запасы, когда столкнулся с бедой, причем он даже не сразу осознал ее масштабы. Ведь на складе все было в порядке, запасов хватит на весь обратный путь до Земли. Он сам в этом убедился, оставалось только свериться с данными, которые хранились в крохотной – с булавочную головку – ячейке электронной памяти корабля, отведенной для бухгалтерии.
Когда на экране вспыхнули первые несусветные цифры, Пикетт решил, что нажал не тот тумблер. Он стер итог и повторил задание вычислительной машине.
Было шестьдесят ящиков вакуумированного мяса, израсходовано семнадцать, осталось… Ответ гласил: 99999943!
Он пробовал снова и снова – с тем же успехом. И тогда, озадаченный, но еще далеко не встревоженный, Пикетт пошел искать доктора Мартинса.
Он нашел астронома в «Камере пыток» – миниатюрном гимнастическом зале, втиснутом между кладовками и переборкой главной цистерны горючего. Каждый член экипажа был обязан упражняться здесь по часу в день, чтобы мышцы не ослабли в невесомости. Мартинс сражался с набором тугих пружин, и лицо его выражало мрачную решимость. Он еще больше помрачнел, выслушав доклад Пикетта.
Несколько манипуляций на щите управления – и все стало ясно.
– Электронный мозг свихнулся,– сказал Мартинс– Не может даже ни складывать, ни вычитать.
– Ничего, починим!
Мартинс покачал головой. От его обычной вызывающей самоуверенности не осталось и следа. Он больше всего напоминал резиновую куклу, из которой начал выходить воздух.
– Даже его создатели не справились бы. Тут несчетное множество микроцепей, они упакованы так же плотно, как в мозгу человека. Запоминающее устройство еще действует, но вычислитель никуда не годится. Он просто делает винегрет из поступающих в него чисел.
– Что же будет? – спросил Пикетт.
– Всем нам крышка, – просто ответил Мартинс.– Без вычислительной машины мы пропали. Не сможем рассчитать орбиту для возвращения на Землю. Чтобы с карандашом и бумагой сделать все вычисления, понадобилась бы целая армия математиков, да и то ушла бы не одна неделя.
– Но это смехотворно! Корабль в полном порядке, продовольствия и горючего вдоволь, а вы говорите, что мы погибнем из-за каких-то пустяковых расчетов.
– Пустяковых расчетов? – К Мартинсу даже вернулась частица прежней энергии.– Выйти из кометы на орбиту, ведущую к Земле, – это же серьезный маневр, нужно около ста тысяч вычислительных операций. Даже машина тратит на это несколько минут.
Пикетт не был математиком, но достаточно разбирался в астронавтике, чтобы понять, в чем дело. На корабль, летящий в космосе, действует множество небесных тел. Главная сила, которая определяет его движение, – притяжение Солнца, прочно удерживающее все планеты на их орбитах. Но и планеты тянут корабль в разные стороны, конечно, намного слабее. Учесть соперничающие силы, а главное, использовать их, чтобы достичь желанной цели,– пусть до нее не один десяток миллионов миль,– задача головоломная. Пикетт понимал отчаяние Мартинса: ни один человек не может работать без необходимого в его деле инструмента, и нет дела, для которого требовался бы более хитроумный инструмент.
Даже после того, как начальник экспедиции объявил всем о поломке и состоялось чрезвычайное совещание, прошел не один час, пока люди уразумели, что их ожидает. До рокового конца было еще много месяцев, и он казался просто нереальным. Им грозила смертная казнь, но исполнение приговора откладывалось. К тому же за иллюминаторами по-прежнему была великолепная картина.
Сквозь облако пылающей мглы – это облако станет вечным небесным памятником погибшей экспедиции – они видели могучий маяк Юпитера, ярче любой звезды. Что же, если остальные предпочтут покончить с собой сразу, кто-то из экипажа, возможно, еще доживет до встречи с самым рослым из детей Солнца. «Стоит ли прожить несколько лишних недель,– спрашивал себя Пикетт,– чтобы воочию увидеть картину, которую первым в свой самодельный телескоп наблюдал Галилей четыре столетия назад: спутников Юпитера, снующих взад-вперед, будто шарики на невидимой проволоке?»
Шарики на проволоке. Вдруг из подсознания Джорджа вырвалось полузабытое воспоминание детства. Видимо, оно уже несколько дней зрело – и вот наконец проклюнулось.
– Нет! – крикнул он.– Чепуха! Меня поднимут на смех!
«Ну и что же? – возразила другая половина его сознания.– Тебе нечего терять, и по крайней мере, каждый будет занят своим делом, а не думать о продовольствии и кислороде».
Искра надежды лучше, чем безнадежность…
Джордж Пикетт перестал крутить свой магнитофон; уныние как рукой сняло. Он отстегнул эластичный пояс, встал с кресла и пошел на склад искать нужные материалы.
– Такие шутки,– сказал три дня спустя доктор Мартинс, – до меня не доходят.
И он презрительно посмотрел на самоделку из дерева и проволоки, которую держал в руке Пикетт.
– Я знал, что вы так скажете,– миролюбиво ответил журналист.– Но сперва послушайте меня. Моя бабушка была японка, и в детстве я слышал от нее историю, которую вспомнил только теперь, несколько дней назад. Кажется, это может нас спасти. После второй мировой войны устроили однажды соревнование – в быстроте счета состязались американец, вооруженный электрическим арифмометром, и японец с абаком вроде этого. Победил абак.
– Плохой был арифмометр или оператор никудышный.
– Нарочно отобрали лучшего во всех вооруженных силах США. Но не будем спорить. Проведем испытание, назовите два трехзначных числа для умножения.
– Ну… 856 на 437.
Пальцы Пикетта забегали по шарикам, молниеносно гоняя их по проволокам. Всего проволок было двенадцать, это позволяло производить действия над любыми числами от единицы до 999 999 999 999 или, разбив абак на секции, одновременно делать несколько вычислений.
– 374072,– ответил Пикетт почти мгновенно.– А теперь посмотрим, как вы управитесь с помощью карандаша и бумаги.
Прошло около минуты, наконец Мартинс, который, как и большинство математиков, был не в ладах с арифметикой, крикнул:
– 375072!
Проверка тотчас показала, что Мартинс ошибся, хотя умножал в три раза дольше, чем Пикетт.
Удивление, ревность, интерес смешались на лице астронома.
– Кто вас научил этому фокусу? – спросил он. – Я думал, на такой штуке можно только складывать и вычитать.
– А что такое умножение, если не многократное сложение? Я семь раз сложил 856 в ряду единиц, три раза – в ряду десятков, четыре раза – в ряду сотен. То же самое делаете вы на бумаге. Конечно, есть приемы для ускорения, но если вам показалось, что я считаю быстро, посмотрели бы вы на брата моей бабушки! Он служил в банке в Иокогаме. Как пойдет щелкать – пальцев не видно. Он меня кое-чему научил, да ведь с тех пор больше двадцати лет прошло. Я еще только два дня упражняюсь, пока считаю медленно. И все-таки надеюсь, что мне удалось хоть немного убедить вас.
– Еще бы! Я просто поражен. Вы и делить можете так же быстро?
– Почти, надо только руку набить.
Мартинс взял абак, погонял шарики взад-вперед. Потом вздохнул.
– Гениально… Но нас это не выручит, даже если бы на нем можно было считать вдесятеро быстрее, чем на бумаге. Машина в миллион раз эффективнее.
– Я подумал об этом,– ответил Пикетт, теряя самообладание. (Этот Мартинс рохля какой-то, нет у него воли к борьбе. Хоть бы задумался, как управлялись астрономы сто лет назад, когда не было никаких счетных машин!) -Вот что я предлагаю, – а вы скажите, если я ошибаюсь…
Он обстоятельно, не торопясь, изложил во всех подробностях свой план. Слушая его, Мартинс заметно воспрянул духом и даже рассмеялся; впервые за много дней Пикетт слышал смех на борту «Челенджера».
– Вижу лицо начальника экспедиции,– воскликнул астроном,– когда он услышит, что нам всем придется вернуться в детский сад и играть в шарики!
Никто не хотел верить в абак, пока Пикетт сам не показал, как на нем считают. Люди, выросшие в мире электроники, никак не ожидали, что нехитрая комбинация проволоки и шариков способна на такие чудеса. Но задача была увлекательная, а речь шла о жизни и смерти, и они горячо взялись за дело.
Как только инженеры изготовили несколько достаточно совершенных копий грубого оригинала, сделанного Пикеттом, все начали учиться. Основные правила он объяснил за несколько минут, главное была практика, многочасовые упражнения, чтобы пальцы автоматически, без участия мысли, перебрасывали шарики. Некоторые и через неделю непрерывных занятий не смогли развить достаточной скорости и точности, зато другие быстро превзошли самого Пикетта.
Космонавтам снились шарики и проволока, во сне они продолжали считать… Когда они хорошо освоили простейшие приемы, экипаж разбили на группы, которые азартно состязались между собой, совершенствуя свое умение. В конце концов лучшие научились за пятнадцать секунд перемножать четырехзначные числа, и они могли это делать несколько часов подряд.
Все это была чисто механическая работа, которая не требовала большой смекалки, а только навыка. По-настоящему трудная задача выпала на долю Мартинса, и тут ему никто не мог помочь. Ему пришлось забыть привычные приемы работы с вычислительными машинами и составлять задания так, чтобы их механически выполняли люди, совершенно не представляющие себе смысла обрабатываемых чисел. Астроном сообщал данные, они вычисляли по указанной им схеме, и через несколько часов живой математический конвейер выдавал ответ. А чтобы застраховаться от ошибок, две группы работали параллельно и время от времени сверяли свои итоги.
– Итак,– обратился Пикетт к своему микрофону, когда время наконец позволило ему вспомнить о слушателях, с которыми он было навсегда распрощался,– мы создали счетную машину из людей вместо электронных ячеек. Конечно, она действует в несколько тысяч раз медленнее, не справляется с очень большими числами и легко устает, но все-таки делает свое дело. Рассчитать весь обратный путь нельзя, это чересчур сложно, но мы хоть определим орбиту, которая позволит достичь зоны радиосвязи. Как только корабль уйдет от электрических помех, мы сообщим свои координаты на Землю, и оттуда электронные машины подскажут, как нам быть дальше. Мы уже вышли из ядра кометы и не летим к границам солнечной системы. Наш новый курс подтверждает точность расчетов, насколько вообще можно говорить о точности. Правда, корабль еще внутри кометного хвоста, но от ядра нас отделяют миллионы миль, мы больше не увидим этих аммиачных айсбергов. Они мчатся к звездам, в леденящую ночь межсолнечного пространства, мы же возвращаемся домой…
– Алло, Земля… Земля! Вызывает «Челенджер», я «Челенджер»! Отвечайте, как только услышите нас, помогите нам с арифметикой, пока мы не стерли пальцы до кости!


Артур Кларк
На старт Сеpый в сообществе Вечность 14:30:26

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

Столько написано о первой экспедиции на Луну, поневоле спросишь себя: можно ли рассказать о ней что-нибудь новое?
И все-таки мне кажется, что официальные доклады и отчеты очевидцев, радиорепортажи и магнитозаписи не воссоздают всей картины.
Много говорится об открытиях – и очень мало о людях, которые их сделали.
Как командир «Индевера» и начальник британского отряда, я наблюдал немало такого, чего вы не найдёте в книгах, и кое-что – не все – теперь можно рассказать.
Надеюсь, когда-нибудь своими впечатлениями поделятся мои коллеги, командиры «Годдарда» и «Циолковского».
Но капитан Ванденберг все еще на Марсе, а Краснин где-то между Венерой и Солнцем, так что пройдет не один год, прежде чем мы прочтем их воспоминания.
Подробнее…Чистосердечное признание, говорят, облегчает душу. Что ж, мне и впрямь будет легче, когда я расскажу правду о графике Первой лунной экспедиции, который всегда был окутан покровом тайны.
Общеизвестно, что все три корабля – американский, советский и британский – были собраны на орбите Третьей космической станции, на высоте пятисот миль над Землей, из частей, которые забросили транспортными ракетами. Хотя детали изготовили заранее, на сборку и испытание ушло больше двух лет; к концу этого срока многие, кто не понимал, как сложна задача, стали терять терпение. Люди видели десятки фотографий, даже телепередачи: три корабля в космосе рядом с Третьей станцией, как будто полностью смонтированные и готовые сию минуту уйти в полет. Но эти кадры не показывали, что идет еще тонкая кропотливая работа, установка и всесторонняя проверка тысяч труб, электропроводов, моторов и приборов.
Дата старта не была точно определена. Луна всегда находится примерно на одинаковом расстоянии от Земли, и можно стартовать чуть ли не в любое время – был бы корабль готов. Если говорить о расходе горючего, практически нет никакой разницы, вылетите ли вы в полнолуние, или новолуние, или какой-либо промежуточный день. Мы не хотели гадать, когда полетим, как ни добивались от нас определенного ответа. В космическом корабле столько узлов и деталей, которые могут вдруг выйти из строя; мы не собирались уходить от Земли, пока не выверим все до последнего винтика.
Никогда не забуду последнего совещания командиров, когда все собрались на космической станции, чтобы доложить о готовности. Каждый отряд выполнял свое задание, но экспедиция была совместной, поэтому договорились, что три корабля сядут на Луне в пределах двадцати четырех часов в заранее условленном районе Моря Жажды. Что же касалось подробностей, то тут командиры решали сами. Смысл этого? Ну хотя бы тот, что один не повторит ошибок другого.
– Я буду готов к первой репетиции старта завтра утром в девять ноль-ноль,– сообщил командор Ванденберг.– Как вы, джентльмены? Попросим командный пункт Земли проследить за всеми тремя?
– Что ж, о'кей,– сказал Краснин; его никак нельзя было убедить, что американцы уже двадцать лет не говорят «о'кей».
Я молча кивнул. Правда, у меня шалила одна группа контрольных приборов, но это большой роли не играло: к тому времени, когда баки заправят горючим, приборы будут налажены.
Репетиция охватывала всю программу старта; каждый участник должен был выполнить то, что предстояло ему в полете. Конечно, мы тренировались еще на Земле, на макетах, но лишь здесь можно было устроить всестороннюю проверку. Только не взревут моторы, а так все будет, как при настоящем старте.
Мы провели шесть репетиций, разобрали корабли, чтобы устранить неполадки, затем провели еще шесть репетиций.
«Индевер», «Годдард» и «Циолковский» были в полной готовности. Теперь только заправиться, и можно трогать…
Не хочу даже вспоминать последние напряженные часы перед вылетом. Глаза всего мира обращены к нам… Время старта назначено с точностью до нескольких часов, испытания завершены, все, что зависело от нас, – сделано.
И вот тут-то очень высокое начальство вызвало меня к радиоаппарату для совершенно секретного разговора. Мне сделали предложение, которое – учитывая, от кого оно исходило,– было равносильно приказу. Конечно, сказали мне, первая экспедиция – совместное предприятие, но нельзя забывать, сколь важно для нашего престижа опередить остальных. Хотя бы на час-другой…
Я был потрясен таким предложением и не стал этого скрывать. Работая плечом к плечу с Ванденбергом и Красниным, я успел по-настоящему подружиться с ними. И я прибег ко всяческим оговоркам, мол, орбиты уже рассчитаны, теперь ничего не сделаешь. Каждый корабль пойдет наиболее экономным маршрутом, сберегая горючее. Стартовав одновременно, мы и прилунимся в одно время, разница не превысит нескольких секунд.
К сожалению, кто-то предусмотрел и это. После заправки наши корабли в готовности номер один должны были сделать еще несколько оборотов вокруг Земли, прежде чем покинуть орбиту спутника и идти на Луну. На высоте пятисот миль мы делали полный оборот за девяносто пять минут, и на каждом круге лишь одна точка годилась для старта. Если мы стартуем за один оборот до срока, остальным придется ждать девяносто пять минут, чтобы идти за нами. И прилунятся они на девяносто пять минут позже…
Не буду излагать всех доводов, мне до сих пор стыдно, что я уступил, согласился предать товарищей. Тщательно высчитанная секунда настала, когда мы были в тени Земли и на миг для нас наступило затмение Солнца. Ванденберг и Краснин, честные ребята, думали, что я вместе с ними пройду еще один круг, а потом мы все вместе тронемся в путь. В жизни не чувствовал себя таким подлецом, как в ту секунду, когда я повернул пусковой ключ и ощутил рывок моторов, уносящих меня прочь от матери-Земли.
Следующие десять минут мы были заняты только нашими приборами, проверяли, как «Индевер» выдерживает расчетную орбиту. Наконец, вырвались из объятий Земли, выключили моторы и почти тут же ночная тень сменилась слепящим солнечным светом. Теперь до самой Луны – пять суток беззвучного полета по инерции – не будет ночи.
Уже тысяча миль отделяет нас от Третьей космической и наших товарищей. Через восемьдесят пять минут, в назначенный срок, Ванденберг и Краснин выйдут на старт и ринутся следом за мной. Но догнать меня невозможно. Хоть бы не очень сердились, когда встретимся на Луне…
Включив кормовую телекамеру, я увидел далекое светящееся пятнышко. Третья космическая только что вышла из земной тени. Прошло несколько секунд, прежде чем я сообразил, что «Годдард» и «Циолковский» не парят там, где я их покинул…
Оба корабля шли в полумиле от меня, не отставая ни на шаг. Мгновение я глядел на них, не веря собственным глазам, и вдруг понял: не только англичанам пришла в голову блестящая идея… «Ах, черти, обманщики!» – подумал я. И рассмеялся. Только через несколько минут я вспомнил о Командном пункте и успокоил озадаченных наблюдателей. Все идет по плану – правда, не по тому плану, который объявлен первоначально…
Потом в эфире зазвучали смущенные голоса: мы поздравляли друг друга с успешным стартом. А вообще-то, мне кажется, в душе каждый из нас был рад такому обороту дела. Остальную часть пути нас разделяло самое большее, несколько миль, а садились мы так согласованно, что тормозные ракеты трех кораблей одновременно обожгли своим дыханием поверхность Луны.
Ну, хорошо, не совсем одновременно. Я мог бы, конечно, с гордостью сослаться на показания приборов, подтверждающих, что «Индевер» опередил Ванденберга на две пятых секунды. Но ведь ровно на столько же Краснин опередил меня.
Учитывая дистанцию – двести пятьдесят тысяч миль,– думаю, что вы поместили бы всех троих на верхнюю ступеньку пьедестала почета…


Артур Кларк
суббота, 17 ноября 2018 г.
11.17 JWelcomedSilence 01:17:35
 4:13
предаюсь чревоугодию, как грязная тряпка
но это лучше, чем играть с бедой в прятки
я здесь цикломед и сам себе лич,
иду по следу потерянной веры, чтобы забыть прародителей клич
они, как и я, стремились выжить, но выжили гости,
они хотят убить в нас жизнь, чтобы нам сладко спалось здесь

вымещаю через себя зло на таблетках
забыт аптечник, приходит подпольный неп,
следящий за тем, как я играю на ветках
в канитель выжженных страстей под пустой трэп

оператор видит насквозь каждый промах
поэтому я сыграл в сценариста, чтоб предложить режиссёру колу
поесть, как фанера без души, в дешёвом общепите,
чтобы закрыть глаза и закричать своим надеждам "горите"
на языке, в котором нет ни слов, ни чистого звука,
цикломед создал бога, который заходил к нам без стука,
которому отдавался в ожидании казни
лич властен надо всем, а я живу без чести и праздника,
зависть утопленника, который доедал свои грехи и забылся в картинках,
я виноват сам по себе, когда трезв, но когда я теряюсь, то не в новинку
чувствовать себя лучше на несколько единиц бездушного счастья
я хочу быть счастливым, но лич смеётся на радость затасканных
таких же отчаившихся, бледных и нищих,
лич - моё лицо со спины, мы для них пища

да, грач, скажи, что богом был ты,
заяви, что сделал всё что мог, чтобы забыть свои сны,
скажи, что был мной, когда хотел чувствовать
радость на пире проклятых, где я присутствовал

Категории: Ndate
Добро пожаловать в королевство.  
­­

Королевство Ардазия славится своей красотой и богатствами, королевство где сосредоточена казалась вся магия и божественная сила этого мира. Давным давном, когда к власти не пришла королевская династия, в этом королевстве процветало все самое темное в этом мире, раньше это королевство было центром всемирного зла и носило совсем иное название - Моргвен, где правил один из старших богов, бог что отказался от светлой сущности решив пойти на сделку с тьмой. Боги - это существа, что были созданы соблюдать равновесие в мире Демиургом, но один из них пошел против Отца решив превратить один из процветающих миров в шахматную доску для собственного развлечения. Но на каждое зло найдется свое добро! Через несколько столетий, появился герой, которого благословили боги и даже казалось сам Демиург снизошел на благословение герою на победу над темным богом, что нарушил равновесие от желания развеять собственную скуку и показать то, насколько жалки остальные обитатели этого мира. Зло было повержено этим героем, что погиб в сражении и которого восславляют в одах и легендах! С тех самых пор не знало горе великое королевство Ардазия, где правил мудро король вместе со своей семьей. Да пришло время наследнику найти невесту, по этому случаю стали собираться достойные претендентки на роль будущей королевы, чтобы принц выбрал для себя будущую королеву, да только вот хочет ли сам принц сочетать себя узами брака? К тому же король решил вместе с этим сделать ставку и на свою дочь, поэтому приехали и многие претенденты на руку и сердце прекрасной принцессы.
Но..все ли так плавно будет идти жизнь этого королевства, когда окажется что из под глаза короля оккультное общество поклоняющееся темному божеству, что когда-то властвовало над миром, смогли возродить темного бога несколько веков, да какого было их тогда удивление, когда в центре темного зала на руинах замка в котором жил бог, вдруг появился тот самый герой. Но герой ли? Ведь темная аура вокруг него исходящая так и говорила о том, что это тот кого они и хотели возродить, а личности одного из принцев светлоэльфийского трона давно уже нет. Тогда стало ясно, темный бог не был убит, он лишь уснул заключив сделку с героем, чтобы обрести новую силу и новую жизнь, в обмен на множество веков спокойствия для королевства, а теперь когда он набрался сил и почти восстановился, он заберет все что принадлежало ему ранее! Хоть и сейчас он скрывает факт своего пробуждения, не смотря на то, чем больше становилась его сила, тем больше его чувствовали остальные темные.
Оракул этого мира почувствовала опасность и были найдены свитки в которых говорилось о победе над темным богом, где было несколько трактировок, что приведет к победе или поражению этого бога: В золотом свитке, что был найден в королевстве драконов, было сказано о том, что прибудет герой из другого мира, что и должен мечом одного из младших богов пронзить само сердце темного; В серебряном свитке, что хранился в сокровищнице королевской семьи Ардазия было сказано о двух избранных, что должны забыть о всем, лишь для того чтобы одолеть бога; А вот в свитке прекрасных воздушных нимф, было пророчество о том, что любовь может исцелить бога от пожирающей Тьмы, чтобы тот вновь стал основным наблюдателем за миром и которому простятся все грехи.

Кем же будешь ты, милый друг, может ты примкнешь к темному богу и приведешь его к всевластию, или станешь тем кто сделает все для того, чтобы победить темного раз и навсегда? Это лишь твой выбор, сделай его правильно!


Анкета: http://ardazia.beon­.ru/0-5-anketa.zhtml­
Роли: http://ardazia.beon­.ru/0-4-roli.zhtml
Важно: http://ardazia.beon­.ru/0-2-vazhno-k-pro­chteniju.zhtml
Правила: http://ardazia.beon­.ru/0-3-pravila.zhtm­l
Флуд находится в альбоме.
Онлайн: http://ardazia.beon­.ru/0-6-onlain.zhtml­
четверг, 15 ноября 2018 г.
вот так я себя чувствую недели две уже рей скатилась 13:09:59
­Yuuki. 9 января 2009 г. 16:12:48 написала в своём дневнике ­Дневник милой ВампирШи
КУКЛА
Кукла живет вечно..
В ней нет чувств и любви и любви.
и единой мечты..
Она ничувствует ни боли ни страха..
Лишь приказы она выполняет..
Она умрет если прикажут..
Она живет если укажут.
Слишком поздно все поняла она..
Что она в этом мире совсем не одна..
И не стала она слушать приказов..
И выполнять каких то указов.
Не кукла я больше-сказала она
И вселилась в тело адама она
Стала она "ангелом" в небе паря
Н а все живое с неба глядя
Совсем не ангелом было то она..
Внутри все той же куклой живет всегда.
Она смотрит вокруг..
Везде все темно..
А ей все ровно
Земли больше нет и не будет всегда
Лишь дева умирая,паря.
Всем людям сказала она..
Все живое возродится..
Лишь там может очутится..
Где будет желание жить.

Источник: http://lizabozhko.b­eon.ru/4181-189-moi-­2-stiha-ne-sudit-str­ogo-potomu-chto-pisa­los-vse-pol-chetvert­ogo-utra.zhtml
Написать первую запись в свой дневник Пользователь с именем Бог уже существует 10:03:38
встал пассал паставил борщ греца дастал куру из халадоса шоб астыла а то зубья ахуеют пасмарел в акно паслушал дожь пасмарел на серае неба я маладец

Хочется: блевать
Категории: Повседневная жизнь чо
10:07:52 Пользователь с именем Бог уже существует
нет астанься здесь навсегда
10:11:12 Пользователь с именем Бог уже существует
выключил борщ и налил уух какой гарячи пахент вкусна
10:12:43 Пользователь с именем Бог уже существует
бляд я так хачу есть а он еще долга астывать будет эх бляяяядь
11:32:47 Пользователь с именем Бог уже существует
наканецта я пажрал очень вкусна спасиба
Взято: "~" Lion O 02:26:36

ДС сосатб

­­


Мир красных цветов > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
32254
7 минут в раю
Задай,буду благодарна.Для тех,кто т...
пройди тесты:
Вперед в будущее! Часть 1
Поврот судьбы часть 1
Дожить до утра. Мутация Смерти
читай в дневниках:
Чат акацуки 4
Чат акацуки 5
Самые большие числа

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх